Восстановление производства в Китае сгладит для РФ расцвет коронавируса в ЕС

Падение цен на нефть вместе с коронавирусом создали много проблем для российской экономики, считает заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов.

Министр финансов РФ Антон Силуанов заявил, что в России складывается непростая ситуация. Идет снижение цен на энергоресурсы в мире, а данное направление является одним из факторов риска для российской экономики.

Ситуацию, как отмечает Силуанов, усугубляет пандемия коронавируса вместе с ее негативными последствиями для экономики.

Налоговый маневр здесь явно не поможет

«Плохо все это на нас влияет. И сразу возникают вопросы по «налоговому маневру». Ведь одним из главных доводов при его реализации был тезис о снижении зависимости федерального бюджета от волатильности цен на нефть. Проблема заключается в том, что такая политика предполагает перенос основной налоговой нагрузки с баланса добыча-экспорт на добычу, когда экспортная пошлина обнуляется, а налоги на добычу растут. Поэтому все поступления от налогов переносятся внутрь страны, что якобы снижает российскую зависимость от мировых цен на нефть», — заключает Фролов.

Логика здесь простая: если экспортная пошлина и доходы от нее напрямую зависят от мировых цен на нефть, то НДПИ – только частично.

«Хочется задать вопрос, а работает ли эта система сегодня? Ведь изначально говорилось, что налоговый маневр только чуть-чуть влияет на позиции внутренних игроков, но еще до его проведения пришлось придумывать «костыли». Если верить первоначальной аргументации, то в случае сегодняшнего падения цен на нефть благодаря такой реформе федеральный бюджет пострадать не должен, но мы видим несколько иную картину», — констатирует Фролов.

Это, как отмечает эксперт, важный вопрос, поскольку «налоговый маневр» сегодня проходит реальную проверку. Рост НДПИ у нас происходит до 2021 года включительно, а в текущем году случилось предпоследнее его повышение. Только экспортная пошлина будет снижаться до 2024 года, из-за чего нам предстоят еще три года повышенной фискальной нагрузки на сектор.

Китай начинает восстанавливаться

«Второй момент заключается в том, что коронавирус как таковой, безусловно, оказывает влияние на всех производителей углеводородов в мире и всю мировую экономику в целом. В первую очередь из-за того, что в феврале Китай приостановил работу многих промышленных предприятий. По этой причине там снизилось потребление углеводородов», — резюмирует Фролов.

Китай потребляет в день порядка 14-15 млн баррелей нефти, причем общее потребление нефти в мире составляет 100 млн баррелей в сутки.

«Китай обеспечивает себя нефтью на уровне до 4 млн баррелей в сутки, поэтому большая часть его ежедневного потребления закрывается импортом. Так что эта ситуация с коронавирусом в КНР, только исходя из данных цифр, обязана сказаться на мировой экономике», — заключает Фролов.

Александр Сергеевич полагает, что ситуация в Китае выправляется и это положительно влияет на мировой рынок.

«Отпуска там были продлены в феврале до начала марта, но сейчас ситуация начинает восстанавливаться, а промышленное производство в КНР выходит на нормальные темпы роста. Для нас это важно в том смысле, что Россия является крупнейшим поставщиком нефти на китайский рынок», — констатирует Фролов.

Коронавирус создаст для Китая новые возможности

Фролов замечает, что в марте российские нефтяные компании – в первую очередь «Роснефть» – начали восстановление своих поставок в Китай.

«В дальнейшем эти потоки увеличатся, поскольку есть основания говорить, что Китай попытается наверстать упущенное в феврале. Это важно в том плане, что мы с Китаем связаны экономически и это первая страна, которая начала бороться с коронавирусом. Также Китай является крупнейшим потребителем нефти в мире», — резюмирует Фролов.

Целый ряд компаний ЕС, в лице Volkswagen (если брать Skoda) и Linde, в значительной степени перенесли свои производства в Китай.

«В этом плане интересно, как китайская промышленность, включая совместные предприятия, отреагирует на то, что в ЕС снизится выпуск промышленной продукции, а значит, и потребление сырья. С одной стороны, мы понимаем, что Евросоюз снижает свои объемы потребления, поскольку люди меньше передвигаются, а многие предприятия встают на паузу, а с другой – потенциал ЕС меньше, чем у Китая. Поэтому меры Евросоюза меньше будут влиять на нефтяной рынок, чем китайские», — резюмирует Фролов.

Фролов предполагает, что Китай постарается заместить выпадающий объем выпуска товаров в ЕС увеличением своего производства.

«В силу этого говорить о влиянии коронавируса на мировой спрос нефти преждевременно. Для этого необходимо получить данные по марту, как средние мировые, так и по Евросоюзу с Китаем. Это и есть главные рынки сбыта российской нефти, имеющие большое влияние на мировые котировки», — констатирует Фролов.

Российская экономика несет убытки

Фролов отмечает, что данные события напрямую влияют на снижение экономической активности в России, причем если брать слова Силуанова, то глава Минфина РФ имеет в виду так называемый малый бизнес.

«Если люди начинают ходить по торговым центрам, то они не получают выручки. Все это негативно воздействует на малый бизнес. Из-за этого пострадает легкая промышленность и будет снижение показателей производителей продуктов питания и товаров широкого потребления. Еще пострадают транспортные компании, поэтому показатель потребления моторного топлива в РФ снизится», — заключает Фролов.

Очевидно, просядет потребление керосина, дизеля и бензина, но потребление битума и других промышленных нефтепродуктов останется прежним.

источник: rueconomics.ru

Pin It on Pinterest

Adblock detector